Кейс: разработка и строительство интерактивного зала в Историческом парке на ВДНХ

Самый необычный и масштабный кейс CG — не про корпоративное обучение. В 2019 году мы придумали, построили и геймифицировали 100 м² в Историческом парке на ВДНХ.

В прошлом году 57 павильон ВДНХ, посвященный истории России, реконструировали: добавили новую экспозицию по второй половине XX века, обновили выставочную застройку и флагманские выставки «Рюриковичи» и «Романовы». В них сделали десять залов с упором на интерактивные технологии и взаимодействие посетителей с экспонатами. Компания «Милх», которая занималась этими залами, пригласила нас подрядчиком для работы над одним из них.

Почему мы взялись за этот проект. Казалось бы, где корпоративное обучение, и где строительство зала на ВДНХ. Мы думаем так: исторический парк — тоже образование, в котором можно погружать людей в контекст, создавать интересную атмосферу и геймифицировать процесс. Этим мы уже занимаемся в очных программах обучения, Истпарк — просто другой масштаб. Для нас это опыт создания постоянной геймифицированной площадки с образовательным контентом, который могут увидеть и испытать сотни людей каждый день.

Нам обидно, что большинство музеев сделаны консервативно: экспонаты перекрыты ограждениями, везде написано «не фотографировать». Построить зал, в котором десятки тысяч людей смогут изучить историю в интересной, современной, игровой форме было мотивирующим вызовом.


Какая была задача

У нас было 100 м² в последнем зале выставки «Рюриковичи», историк-разработчик, дизайн-студия и никакого опыта подобных проектов. Нужно было разработать концепцию зала, реальные и интерактивные объекты, дизайн и освещение, всё это заказать и построить, изучить и заполнить горы технической документации.

И главное — согласовать с заказчиком и исполнить в фантастически короткие сроки.


Что мы сделали

Так как наш зал — последний на выставке, мы объединили в нём три аспекта истории правления Рюриковичей: экономическую, военную и архитектурную. Экспозицию назвали «Русь сквозь века».

Чтобы в зале было приятно находиться, а экспонаты — удобно рассматривать и просто с ними взаимодействовать, мы задумали нестандартный каркас, обшитый деревянными панелями. Для него составили инженерный и архитектурный планы, заказали схему освещения, наняли бригаду для монтажа.

Вкратце, из чего состояла экспозиция:

Настенные панно. Три из четырех стен зала отвели под панно с инфографиками об экономической, военной и архитектурной жизни эпохи Рюриковичей. Подробно о них рассказывает Максим Шаров — старший разработчик и менеджер проекта:

Физические объекты. Самая сложная и долгая часть. Нам хотелось, чтобы в зале были не только инфографики и интерактивные доски, но и физические объекты — посетители любят с ними фотографироваться и взаимодействовать вживую. Чтобы сшить костюмы, смоделировать и построить два трона, собрать арбалет, экспонаты для купеческого стола и книгу летописей — и чтобы всё это выглядело реалистично, — мы привлекли команду через знакомых из ВГИКа. Всего над проектом работало 20 человек.

Интерактивы на сенсорных экранах. Мы разработали игры для пяти 42-дюймовых экранов. Сразу запланировали их простыми, чтобы могли играть дети — их на выставке больше всего. Достаточно было, чтобы посетители могли что-то поделать руками и проассоциировать игры с собой. Вот как они работали:

В вашем возрасте. Очень простой интерактив: вводите свой возраст — и вам рассказывают, что делали в этом возрасте исторические личности эпохи Рюриковичей.

Цари и князья. Можно поиграть за одного из русских царей и князей — и принять важные государственные решения. От них будет зависеть исход игры.

Собери Русь. Сложная игра, в которой нужно объединить разрозненные княжества в одно государство в правильном порядке.

Всё содержание, исторический контент и игровые механики сделал менеджер проекта, историк и разработчик Максим Шаров. Визуальную концепцию, дизайн зала, инфографики и игры — дизайн-студия Tetraform. Огромную работу проделала команда инженеров, архитекторов, 3D-моделеров, художников по костюмам, реконструкторов, декораторов, монтажников и строителей, без которых ничего бы не получилось.


С какими сложностями справились

Чтобы проект состоялся, пришлось справиться с бюрократией, разладом коммуникаций, двухмесячными согласованиями и ошибками подрядчиков. Коротко расскажем о вещах, которые мы не учли на входе в такой большой проект.

Коммуникации. Ни до проекта, ни во время не был понятен весь состав стейкхолдеров. Формально был человек, который принимал решения, отвечал за весь текущие проект, так и еще за три проекта в разных городах, поэтому с ним невозможно было даже устроить личную встречу. Ещё были люди над ним, рядом с ним, они всё время менялись и были доступны в разное время. Контактов нужных людей либо не было, либо они появлялись очень поздно.

Когда невозможно дойти до заказчика, снять ожидания, получить обратную связь и доказать свою позицию, мы работаем вслепую. Например, делаем дизайн, и любой стейкхолдер может сказать: «переделывайте» — без возможности доказать свою позицию и без учёта уже проделанной работы.

Спасало положение, что менеджер всего проекта новой выставки мог принимать решение на месте, выдерживал давление с обеих сторон и успешно всё решал. Всё работало, потому что человек был заинтересован в результате и умел строить коммуникации.

Согласования. Главное, что мы поняли: согласовывать надо каждый шаг, со всеми, кто может иметь на этот счёт мнение, и чем раньше, тем лучше. Например, каркас согласовывали месяц, исторический контент — три.

В процессе согласования могли появляться новые люди, когда проект уже согласован, утвержден и сделан. Обычно они из вышестоящих инстанций, с которыми субподрядчик не может договориться или обсудить 300 правок: мы либо принимаем и переделываем, либо уходим из проекта, оставив его недоделанным и с юридической ответственностью. Оставлять проект нам не хотелось.

Сколько бы подготовительной работы не было, договоренности, которые были на берегу, могли ничего не стоить.

Другие проблемы. Реконструкция парка — огромный проект, который делало много подрядчиков и субподрядчиков, которые иногда не согласовывали друг с другом свои действия. Например, была команда рабочих, которая отвечала за противопожарную безопасность и покрывала все экспонаты специальным лаком. Ещё они покрыли лаком систему датчиков на 200 000 ₽. После этого наш менеджер проекта практически поселился на площадке — чтобы никто ничего там не делал без его ведома.

Просто чтобы чем-то завершить этот список: у нас украли 20 м² досок и туру.

Какие выводы сделали. Если есть возможность — проконсультироваться со всеми вокруг, найти того, кто знает, прижать к стенке, расспросить и только тогда делать.

Делегировать административные задачи: перевозки, подписи, бумажки. Если один человек занимается всем сразу — психика ломается.

Всё, что может быть заранее заверено, описать официально, поставить подписи и печати, чтобы было на что опереться, либо сразу закладывать в смету бюджет на переделки при приемке.

Не бояться задавать вопросы, даже если они кажутся глупыми. Будет поздно, когда из-за одного не полученного ответа всё пойдет не так.


Итоги: плюсы и минусы проекта

На входе в проект мы очень недооценили риски, не установили границы и процедуры взаимодействия. Из-за этого проект получился долгим, эмоциональным и тяжелвым.

Но всё было не зря. Когда мы визуализировали этот зал, нам всё нравилось — так и получилось в реальности. Мы получили опыт закупок, проектирования, строительства, работы с контентом и визуальным повествованием. Ещё плюсы: полтора десятка новых знакомств для следующих проектов и новые компетенции — для команды. Теперь каждый месяц итоги нашей работы видят 15 000 посетителей Истпарка в 57 павильоне ВДНХ.

Оставить комментарий